Видео Братц

Седьмой литературный конкурс (работы победителей)

Автор: natalja
Опубликовано: 1517 дней назад (30 марта 2014)
Блог: разное
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
1 место
автор: Анна Новиковская
https://vk.com/annaaira

А у меня получилась история... вот такая. Ведь, как ни странно звучит, любить могут не только люди и вампиры.

ЗАЧЕМ ГОРЯТ ЗВЕЗДЫ
Зачем на небе горят звезды?..
Я никогда не задумывался об этом.
Впервые я встретил ее в Ночь Песен, и с тех пор дивный образ неизменно стоял у меня перед глазами. Летящая-в-Облаках лишь недавно сменила чешую и стала считаться взрослой, но среди всех молодых драконов Поющих скал она уже успела завоевать славу самой красивой, самой грациозной и самой неприступной девушки нашего племени. Ухажеры вились вокруг нее бабочками, но, казалось, они ее совершенно не интересуют, и раз за разом она слышала от них предложение сплести крылья в брачном полете, и раз за разом ее холодное молчание и глубокие, как океан глаза заставляли даже самых настойчивых удалиться ни с чем. Старейшины неодобрительно косились на юную гордячку, соперницы злобно шептались за ее спиной, а влюбленные по уши юнцы провожали одуревшими взглядами… и, пожалуй, лишь я один старался спрятаться как можно дальше, едва увидев в небе ее изящный силуэт. Я не пытался заговорить, не лез с этими дурацкими цветами, не приглашал поохотиться вместе или искупаться в источнике – моя любовь была немой, как луна, и лишь когда племя отправлялось спать, я выбирался наружу, карабкался на самую высокую скалу и там, в уютных объятиях бродяги-ветра, начинал петь. Я не заучивал древние сказания, не пытался слагать любовные баллады, не сочинял бессмыслицы-шутилки - моя песня сама рвалась из сердца, и в ее переливах я забывал о своих недоразвитых крыльях и единственном глазе – ведь в ней не существовало ограничений плоти, ибо дух мой ликовал среди звезд, в колыбели Вселенной, и я пел самозабвенно, прекрасно зная, что она меня никогда не услышит – спасибо тебе, тезка-ветер! – но отдавая ей всего себя, такого, каким тщился себя видеть, такого, каким никогда не смог бы стать!..
- О чем ты поешь?
…пока негромкий, переливающийся хрусталем горной реки голос не вернул меня на землю.
Она стояла рядом, без труда уместившись на небольшом скалистом уступе, и смотрела на меня так, словно до этого никогда не видела. Но в ее сияющих глазах не было ни насмешки – лишь любопытство, впервые расколовшее тихую печаль этих синих глаз. А потом она улыбнулась.
И новая песня, подхватив мои искалеченные крылья, унесла меня за облака.
- Зачем на небе горят звезды, Ветер? – Летящая чуть пошевелилась, прижимаясь к моему плечу, и хотя я был немногим крупнее ее, этот невинный жест заставил меня расправить плечи, чувствуя себя едва ли не гигантом, а ее тихий шепот коснулся моего уха, - Знаешь?..
- Знаю, - прошептал я еле слышно, и крепко обнял ее крылом. Знаю, любимая.
И за то, что их мерцающий свет позволил мне увидеть твою улыбку – я им благодарен.
Очень важный опрос (закрыт) | Конкурс "Открытка профессору Николаю Смиту"
Комментарии (5)
natalja # 30 марта 2014 в 03:29 0
2 место
автор: Дарья Смирнова
https://vk.com/countess_d

Цена любви.
I.
Лет двадцать-двадцать пять назад в Такаре жил перенёк. Был он хорошо сложен, силён и крепок, а потому работал подмастерьем у местного кузнеца. Много девушек отпрашивалось у своих отцов, чтобы узнать у кузнеца расценки на починку утвари или подковы, а сами тем временем поглядывали в кузницу, где в отсветах горна пламенел рыжий чуб. Но паренёк работал прилежно и внимания не обращал на пересмеивающиеся стайки девчушек.
Но однажды кузнец послал своего подмастерья с выполненной работой к нелюдимой старухе, живущей на отшибе их селенья. Мальчишка взял узелок, в котором звенели мелкие металлические детали, сунул в карман краюху хлеба и бодро зашагал по направлению к покосившемуся дому старухи.
Через пару часов юный помощник кузнеца стоял на пороге старого деревянного дома из посеревших от времени и дождей брёвен. Он громко постучал в дверь и вскоре услышал лёгкие шаги внутри дома. Дверь распахнулась, и он увидел молоденькую девушку одного с ним возраста. Цвета чёрной ночи волосы текли ручьями по плечам и спускались намного ниже талии, а на лице выделялись только огромные изумрудные глаза. Парень приоткрыл рот от удивления, девушка тоже молчала. Очень сильно был удивлён юный кузнец, когда увидел эту девушку, столь непохожую на тех, кого он видел раньше, и, замявшись, пробормотал:
– Я… это… работу принёс… Я из кузницы… Ну это… Бабушка ваша просила принести… Я и пришёл… Горо меня зовут… – и протянул узелок с железяками.
Девушка ещё раз пристально посмотрела на рыжего паренька, звонко рассмеялась, словно трель иволги послышалась, схватила узелок, сунула в руку кузнецу пару золотых и хлопнула дверью перед самым его носом. Парень ещё немного постоял перед дверью и удручённо поплёлся обратно по направлению к кузнице.
Прошло несколько дней, а подмастерье всё никак не мог забыть взгляд огромных изумрудных глаз, устремлённый на него, отвлекался, портил работу и всё чаще получал оплеухи от недовольного мастера. И вот однажды, когда юный Горо в очередной раз оттирал пол от просыпанной им ненароком сажи, в кузне послышались знакомые лёгкие шажки. Парень поднял голову и нос к носу столкнулся с той невероятной девушкой с зелёными глазами.
– Здравствуй, Горо! Ведь тебя так зовут? Бабушке нужно ещё кое-что починить, – девушка неопределённо махнула рукой за окно. – Только это срочно! Но она доплатит.
Горо озадаченно посмотрел на неё:
– Но мастера сейчас нет…
– А ты разве не можешь починить, – лукаво улыбнулась девушка.
– Эээ… я-то?.. Конечно могу!
Оказалось, девушка привезла в повозке какую-то конструкцию из сваренных меж собой труб и котелков, которые в некоторых местах прохудились, их-то и надо было заклепать. Работа была трудоёмкая, но парень кропотливо и осторожно выполнял её, куда только подевались рассеянность и невнимательность, и через несколько часов работа была сделана. Пришёл кузнец, порадовался за способного подмастерья и наказал ему проводить девушку, кабы чего вечером на глухой дороге не случилось. Горо молча согласился, хотя внутренне не знал, куда себя деть от радости.
Дорога была лёгкой, хотя парень больше молчал и слушал, как девушка что-то негромко напевала. Но незадолго до конца их пути внезапно налетел порывистый ветер, пригнавший тёмные тучи, разразившиеся холодным, пробирающим до костей ливнем. Путники еле добрались по разбитой дороге до старенького старухиного дома, завезли повозку в сарай, распрягли мокрую лошадь.
– Ну я это… Давай разгружу… И пойду…
– Ты что? Ночью, да в такую непогоду?! Ночуешь у нас, заодно и поможешь эти железки в дом перенести.
– Эээ, ну ладно. Надеюсь, мастер ругаться не будет…
Ребята быстро разгрузили повозку и перенесли поклажу в дом, подшучивая друг над другом. В доме было странно, все стены завешаны травами, полки заставлены запылёнными банками, в углу стоял огромный котёл, из-за стены доносился храп…
natalja # 30 марта 2014 в 03:29 0
II.
– Бабушка спит, – кивнула в ту сторону девушка. – Давай, поедим, да спать ляжем, уже поздно.
Девушка достала из печи котелок с ещё горячей похлёбкой, остро пахнущей незнакомыми приправами, заварила чай на травах. Подмастерье никак не соглашался лечь в доме на лавке, он лишь попросил что-нибудь постелить под голову и ушёл в сарай, где в углу было свалено сено.
Горо долго не мог уснуть, слушая, как барабанят по крыше сарая капли утихающего дождя, и думал о событиях сегодняшнего дня и о странной девушке с изумрудными глазами…
С тех пор подмастерье Горо и зеленоглазая девушка виделись часто. То она заходила в кузню и звала его в лес по грибы или за ягодами, то он «случайно» оказывался рядом с их избушкой и ненароком задерживался, чтобы помочь по хозяйству.
Прошло несколько лет. Рыжий паренёк превратился в могучего красавца. Девушка и вовсе расцвела своей необычной красотой. Дело шло к свадьбе. Постаревший мастер-кузнец, у которого своих детей не было, в благодарность за послушание и работу отдал свою кузницу Горо, чтобы было чем прокормить молодую семью. Свадьба была шумной, кузнеца в селении любили, а вот со стороны невесты никто не пришёл, старая бабушка к этому времени уже умерла.
Всё шло своим чередом. Молодые были счастливы, ни в чём не нуждались, и вскоре красавица-жена родила маленькую дочку. Горо был на седьмом небе от счастья и не замечал перемен, происходящих с его женой.
Молодая женщина становилась замкнутой, посреди ночи пропадала куда-то, иногда с малышкой на руках, объясняя это прогулками на свежем воздухе, черты её заострились, взгляд стал колким. Постепенно Горо насторожился, ведь и с ним молодая жена перестала быть нежной и ласковой. Он решил поговорить с ней. Черноволосая красавица отмалчивалась, а потом призналась мужу, что она ведьма. Горо вспомнил, как странно выглядел старый домик, в котором жила девушка, а её способности видно достались ей от старухи-колдуньи. Сначала кузнец не придал значения словам жены, мало ли знахарок и ведуний помогает людям в селении, и детишек лечили, и рожениц утешали, и скот защищали. Но вдруг жена заговорила о том, что бабка оставила ей книгу, в которой были могущественные заклинания, чтобы свет сменить тьмой, погрузить в вечный сон все живые существа, высушить реки и озёра, погубить леса, чтобы завладеть властью над миром. И ещё рассказала она, что бабка начала творить те заклинания, но не успела их закончить и завещала внучке продолжить её дело, чтобы стать величайшей ведьмой в Такаре и во всех прочих землях.
– Когда я была маленькой, – с горящим взглядом говорила девушка своему Горо, – это казалось мне дикой глупостью. Но сейчас, когда у меня есть ты и наша дочь, которая сможет принять мои дела, я завершу это великое дело! У нас будет власть, сила и богатство!
У Горо волосы становились дыбом от тех слов, что горячо шептала ему жена, не узнавал он своей нежной красавицы в черноволосой ведьме, стоящей напротив. Стал он отговаривать жену от этой затеи, умолял, клялся в любви, заклинал маленькой дочерью отказаться от чёрных замыслов, говорил, что и так уважают их семью во всей округе, что хорошо ремесло кузнеца и не бедствует их семья. Но заупрямилась ведьма, блеснули в полумраке кошачьи зелёные очи, свысока она взглянула на своего мужа и сказала, что её право делать то, что захочет.
Растерялся Горо, посерел от горя, только дочка по-прежнему грела его как маленькое солнышко. А жена стала собираться в дорогу, в пещеры на остров Ужаса, где собиралась провести страшный обряд и подчинить себе Такару. Попросила мужа сопровождать её. Не мог отказать бедный Горо любимой жене, только попросил отсрочки на три дня и ушёл куда-то прочь из дома.
natalja # 30 марта 2014 в 03:29 0
III.
Вернувшись, Горо стал ещё более молчаливым. На прощание поцеловал свою малышку, оставленную дома с нянькой, и вышел вслед за женой. Благодаря магии ведьмы до острова Ужаса добрались они быстро, никто им не помешал, ни оборотни, ни разбойники, а из воинов и не знал никто, что у знаменитого на всю Такару кузнеца Горо жена – злая ведьма.
Чем ближе были пещеры, тем печальней становился кузнец. И уже у самого входа в мрачные подземелья ещё раз взмолился жене, чтобы оставила она свою страшную задумку, вернулась в семью, к любимой дочери. Отказалась ведьма даже слушать столь любимого раньше мужа, стала готовить тёмный обряд.
Вышел из пещер Горо, вдохнул солёный морской воздух, посмотрел на восходящую луну, прошептал имя любимой дочери и твёрдым шагом пошёл обратно к жене. Гулко звучал его голос под мрачными сводами пещер:
– Ты не послушала меня! Захотела променять мою любовь и нашу дочь на власть и богатство! Но я не могу позволить тебе погубить всё живое, что есть на свете, даже ценой моей любви к тебе… Ты хотела власти и богатств, так получай!
С этими словами бросил кузнец на пол золотую монетку. Её дал Горо старый отшельник, живущий в лесу. Не знал тогда кузнец, что ему делать с женой и собственной жизнью и пошёл побродить по лесу, чтобы подумать. Встретился ему тогда старик, предложил отдохнуть у него в избушке, и выложил ему всё, как на духу, опечаленный кузнец. Выслушал его старец, дал монетку и объяснил, как поступить, если жена не захочет отказаться от своих чёрных помыслов.
Зазвенела монетка по каменному полу, и с каждым звуком невесть откуда стали появляться груды золота: монеты, золотые кубки, короны и диадемы, а посреди пещеры возник огромный золотой трон. Загорелись изумрудные глаза металлическим блеском, бросила ведьма и котёл с недоваренным зельем и травы, побежала к трону, схватила корону, надела её и горделиво села на трон.
Позвал Горо жену по имени, но не услышала она его, звон монет заглушил ей голос любимого мужа, забыла она обо всём на свете кроме мнимой власти золота. Понял кузнец, что больше не выйдет на белый свет его любимая, значит отвёл он от людей беду, но на сердце его стало совсем горько. Не хотел уходить Горо, думал, может когда-нибудь одумается жена, вспомнит о нём, если он будет рядом, но вспомнил о маленькой дочке, оставленной в селении, и поплёлся прочь под радостные вскрики ведьмы.

Прошло много лет с тех пор. Неустанная жажда богатств и время высушили жену кузнеца и превратили в злобную ведьму пещер с острова Ужаса, которой пугают маленьких ребятишек. Кузнец Горо ничего не забыл, поэтому стал таким молчаливым и угрюмым, но не дала его сердцу очерстветь окончательно его дочка, первая красавица Такары, маленькая Хана. Когда она выросла, отец рассказал ей эту печальную историю. Ни в чём не винила она ни мать, ни отца, но решила поселиться на острове, чтобы приглядывать за старой ведьмой.
natalja # 12 апреля 2014 в 15:41 0
3 место
автор: Юлия Маменко
https://vk.com/id11112832

- Ты больше, чем солнце. Ты свет ярче и теплее, чем его лучи, даже в самый солнечный день. Я полюбил тебя, как только увидел...
В конце коридора мелькнул край белого платья, и я отшатнулся от края перил, сжав тонкую ножку бокала в ладони. Надеюсь, я сказал это не слишком громко. Надеюсь, она не расслышала.
- Сегодня будет бал, Рей. Я так счастлива!
Белое платье вспыхивает вокруг нее сияющим облаком, когда она кружиться, прижав руки к груди и мечтательно зажмурив глаза. Тень от ее ресниц падает на щеки, и кажется, она могла бы взлететь вверх, если бы захотела.
- Рад за Вас, Ваше высочество. Надеюсь, вы приятно проведете время.
Но не со мной. Она улыбается, и мое сердце замирает...и вот она сбегает по ступенькам, ведущим вниз на террасу.
- Знаешь, мне кажется, я влюбилась, - кричит она, и я вижу, как локон ее золотых волос скрывается за поворотом. За ним же скрывается последний осколок моей разбитой души.

Медленно наступает вечер. Облако, наплывающее на гору, окрашивается кармином и багрянцем. Я не заметил, как пришел в тронный зал. Приготовления там почти завершились, и я стою у окна, вглядываясь в плавное падение лепестков сакуры. «И перешагнув за край, я встретился взглядом с бездной, и посмотрел в свое отражение» - вспомнилось мне. Я обернулся и откинул край палантина.
Тоширо отдернулся, и его рука взметнулась к перевязи меча. - Случайно и внезапно, как всегда, - нервно усмехнулся он.
- Не всегда, как оказалось, - я склонил голову в поклоне. - Мое почтение, ваше высочество. Вам что-нибудь нужно?
Он резко одернул плащ, смахнув невидимую пыль с постамента. - Ничего, все в порядке, я просто пришел проверить постамент для ожерелья. Печально будет, если столь прекрасное украшение будет неначищенным к празднику. Или еще того хуже, порванным?
Его взгляд на секунду изменился, и он сделал шаг вперед, положив руку мне на плечо.
- Брось, мы же старые друзья, думаю, у нас найдется, чем занять себя до вечера.
Он улыбнулся и повел меня прочь из залы, но разум мой был занят, и его не покидало чувство все возрастающей тревоги.

Вино лилось рекой, кроваво-карминной, как небо. Вдалеке слышался смех, музыка настороженно-навязчиво лезла в уши. Тоширо отошел, и я наконец остался наедине со своими мыслями.
- Не ожидала тебя здесь увидеть, но раз ты здесь...как я выгляжу?
«Ваше сияние слишком давно затмило мой разум, и я вижу лишь ослепляющий свет», - подумал я, но не успел произнести
- Как я выгляжу? Я так волнуюсь, я решила тебе признаться...
Я замер, не решаясь спугнуть промелькнувшую надежду. - Я тоже давно хотел тебе сказать... - начал было я, но резкий голос Тоширо прервал меня.
- Принцесса, мое общество вам будет более к лицу, - насмешливо и дерзко, как удар по лицу. Но ей так не показалось.
- Я как раз хотела сказать... - она замешкалась и покраснела — что я люблю тебя, Тоширо! - скороговоркой закончила она, и потупила взгляд.
Моя надежда раскололась на тысячу частей и смешалась со звоном бокала, разбившегося у меня в руке.
- Я знаю, детка, - снисходительно сказал принц, и предложил ей руку, которую она незамедлительно приняла. - Ты куда, Рей, церемония начинается?
Лица, яркие ткани и лак для волос. Смесь звуков, запахов, и яркого сияния сотни свечей слилось в одно. Моя жизнь умерла вместе с ее последней фразой. Кончилась еще за миг до того, как угасло последнее слово.
Стоп-кадр. Панорама.
Я оттолкнул министра финансов и, кажется, отдавил ногу супруге старшего казначея. Наткнувшись на ритуальный клинок стражи, отшатнулся, и задел высокий помост, на котором сидел старый филин. Время замедлилось. Взметнув ворох перьев, он ринулся на постамент, на котором лежало то самое, блистающее и манящее солнечное ожерелье. Метнулся в сторону, и поток воздуха сбил его с мягкой подушки, на котором оно лежало. После стольких лет,я могу поклясться, что несчастная птица не задела ни одной сверкающей жемчужины. Я видел, как с надрезанного узелка одна за одной падали и рассыпались по залу бусины,
natalja # 15 апреля 2014 в 18:09 0
- Это он, филин порвал Солнечное ожерелье! - командирский голос Тоширо перекрыл все другие звуки. - Он украл наше Солнце!
Не он украл мое солнце, подумалось мне. Через всеобщую панику, в которой в толпе беснующихся перепуганных граждан затерялась принцесса, я втолкнул принца в небольшую комнату за тронным залом. Я судорожно сжал кинжал и приставил его к горлу принца.
- Это все ты! Ты порвал солнечное ожерелье, когда приходил в тот зал. Я знаю. Я видел тебя!
Тоширо усмехнулся, глядя мне в глаза.
- А ты ее любишь, не так ли? Давно, проникновенно и платонически. Хочешь убить меня — давай, попробуй. Хотел бы я посмотреть на твое лицо, когда ты взглянешь ей в глаза. Ведь она любит меня. Странно, что у нее хватило смелости в этом признаться. Маленькая всеми любимая принцесса Акеми влюбилась! - и он приблизился ко мне, так что острие моего кинжала оцарапало его шею. - Сделай это, мой старый друг, и ты проклянешь себя до конца своих дней.
Я вспомнил ее глаза, сияющие, словно самое чистое небо в июльский полдень. Ее голос, быстро прошептавший «я люблю тебя».
- Лучше я прокляну тебя. Навечно... - прошептал я и вонзил кинжал в свое сердце.
Громкая, обжигающая тишина, в которой слышно, как толчками выливается кровь. Мой мир пошатнулся, и я закрыл глаза. «Я тоже тебя люблю, Акеми» - мысленно прошептал я.

Вкус крови на губах, отдающей железом. Я не хочу возвращаться, я не...
- Думаешь, что сможешь так просто умереть, мой старый друг? - шепот у моего уха раскалывал голову на части. - Это мой подарок тебе за то, что ты знаешь мою маленькую тайну. Пусть никто тебе не поверит, но ты сможешь вспоминать по вечерам, что знаешь самый тайный секрет его высочества Тоширо. Я не люблю ее. И да, я ослабил узел на жемчужных бусах. Ты даже помог мне, спустив на него птицу, и я тебе благодарен. Живи и помни, Рей. Пусть не ради себя, то ради нее.
Удаляющиеся шаги и смех. Я помню, Тоширо. Я никогда не забуду. И я буду жить. Ради нее, но не по твоему приказу, а потому, что разлюбить ее у меня не получится никогда.

В помощь Братц