ВОСЬМОЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС (завершен)

Автор: fan-klub
Опубликовано: 1670 дней назад (21 марта 2014)
Блог: разное
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
'Уважаемые игроки!
Стартовал восьмой литературный конкурс!
_________
Задание конкурса:
Придумать рассказ на тему "Величайшая драгоценность - жизнь". Герои рассказа - персонажи игры "Легенда о вампире". Место действия – Такара.
Свою работу следует добавлять в в комментарии к этой теме.
_________
Правила участия:
– Разрешается выкладывать только свое произведение. Плагиат или переделывание чужих работ влекут за собой дисквалификацию.
– От одного участника принимается только одна работа. Если вы выкладываете на конкурс несколько работ – знайте, что ни одна из них рассматриваться не будет.
– Рекомендуемый объем 4000 символов с пробелами (1 пост). Если у вас работа состоит из двух постов и более – проследите за тем, чтобы они шли подряд.
Вашу работу не будут рассматривать в следующих случаях:
– Работа выложена в прикрепленном файле или на стороннем ресурсе;
– В ней содержится нецензурная лексика или большое количество ошибок;
– Работа содержит сцены эротического или порнографического характера;
– Жанр работы не является рассказом;
– Работа нарушает действующее законодательство РФ или правила поведения в группе.
_________
Сроки конкурса:
Прием работ до 19 мая включительно.
Объявление победителей и выдача призов: не позднее 23 мая 2013 г.
_________
Призовой фонд:
1 место – 200 жемчуга.
2 место – 150 жемчуга.
3 место – 100 жемчуга.
10 поощрительных мест по 50 жемчуга.

Желаем удачи всем участникам конкурса и с нетерпением ждем ваши работы!

P.S. Перед тем, как приступить к написанию рассказа, советуем прочитать рекомендации нашего постоянного жюри: https://vk.com/page-22224345_44518592
Шестой литературный конкурс (работы победителей) | Кланы в игре
Комментарии (232)
tatjana # 24 апреля 2014 в 22:28 0
- И жа жыжнь!- добавила русалка.
-За ЖИЗНЬ! - хором сказали все и чокнулись.
rabie # 24 апреля 2014 в 22:33 0
Была очаровательна, спокойная ночь.Полная луна освящала улицы такары.Я сидела на крыше своего дома и наслаждалась очаровательным пейзажем.В такую ночь можна и задуматся о жизненных ценностях.У каждого паладина или вампира есть самые памятные, самые дорогие места в жизни.Пожалуй,моё место это Такара.По моему мнению, в Такаре у вас есть возможность жить яркой и полной жизнью. Вы не только можете увидеть множество гипнотизирующих мест, но и у вас есть большое количество возможностей построить хорошую карьеру.Все возможности лежат перед вами и вам нужно лишь попробовать и ухватиться за них.Мы должны делать всё во благо нашего города.Потому что здесь наши друзья,здесь наша семья,здесь наша жизь.Я буду оберегать и защищать мой любимый город.
alisa # 24 апреля 2014 в 23:51 0
В рекомендации было сказано, что не следует использовать в рассказе представителей семейства Сью. К сожалению, я прочитала это уже после того как идея окончательно сформировалась в моей голове. Поэтому, не обессудьте, но главная героиня этого рассказа именно Мерисья. Этот персонаж поддержал мою историю на нужном уровне. Я отнеслась к своей Мерисье с иронией, так что читать, должно быть не очень мерзко.
_________________________

Жила когда-то в Такаре одна мечница, паладинка, да вряд ли кто-нибудь о ней слышал. Хоть девушка она была, конечно, видная: тут вам и густые шелковистые волосы необычного – пепельного цвета, и небесно-голубые глаза, и пухлые алые губки, и широкие плечи, и правильная осанка, и высокая, упругая грудь, и осиная талия, и длинные, стройные ножки. А силой и мастерством она превосходила многих мужчин. Одна беда: уж больно нелюдимая была она, и не от скромности, а от сердечной холодности. У неё не было ни друзей, ни любимых питомцев. Никого и никогда. Просто потому, что сама девушка не видела в них надобности и не хотела тратить на них своё время.
Никто не знает её имени. Поэтому, давайте назовём её – Мэри Сью, дабы оправдать выдающиеся способности, идеальную фигуру и очаровательную мордашку.
Как и полагается, Мэри с лёгкостью побеждала всех, кто вставал на её пути. Будь то нечисть или человек, никто не уходил живым. Она совершала невероятные подвиги лишь из желания убивать. Ей нравилось это чувство опасности, азарт. Нравился звук, с которым меч пронзает плоть, запах крови. Нравилось наблюдать предсмертные муки поверженных противников. Но было то, чего она никогда не понимала – выражения лиц противников, осознавших, что проиграли бой и их ждёт смерть; Мэри никак не могла понять, почему они просили пощадить их.
- Разве не лучше будет избавиться от такой никчёмной жизни, зачем жить с позором? – с презрением бросала она, глядя в жалобное лицо поверженного.
Но однажды, судьба предоставила ей возможность это понять.
Одним прекрасным утром Мэри вышла из дома, захватив немного жемчуга и добытых в бою капель крови. Её начищенные доспехи ярко блестели, а ветер развевал роскошные пряди волос. Идеальная как всегда она зашла в таверну. Подошла к Бенжиро и положила на барную стойку три жемчужины.
- Мой долг за вчерашний эль, - нараспев произнесла она и тот час же развернувшись, пошла прочь.
Когда она проходила мило столика, скрытого от тусклого света таверны, кто-то схватил её за руку. Лицо Мэри посуровело, она угрожающе развернулась, готовая в любой момент влепить наглецу звонкую пощёчину. Наглецом оказался Рей, увидев реакцию Мэри, он лишь ухмыльнулся.
- Присядь-ка, - дружелюбно предложил он.
Мэри закатила глаза, раздражённо вздохнула, но всё же села напротив Рея.
- Что-то ты давно не приходила, - с улыбкой произнёс Рей. – Неужели не тянет на приключения?
- Да как-то надоело, - раздражённо произнесла она. – Все эти ниндзя, разбойники…то же мне, слабаки!
- Что ж, может, попробуешь себя на арене?
- Скукота! Впрочем, да, хочу купить боевых свитков и опробовать на ком-нибудь, - сказала она, кровожадно улыбнувшись.
К их столику подошла молодая лучница и растерянно посмотрела на Рея, а затем на Мэри.
-Мне пора, - сухо произнесла Мэри, с насмешкой глядя на оробевшую лучницу.
Мэри Сью с лёгкостью поднялась из-за стола и выпорхнула из таверны.
На пристани она разыскала Тору и, отмахнувшись от его предложения сыграть в кости, наконец, отправилась на остров Ужаса. Оказавшись на острове, она прошла мимо магазинчика Ханы, но тут же натолкнулась на саму Хану, чем то очень обеспокоенную.
- В чем дело? – весьма грубо осведомилась Мэри.
- Ох, прости, пожалуйста, - нежным, как и всегда, голосом отозвалась Хана. – Один из моих волчат сбежал вчера вечером и до сих пор не вернулся, я очень волнуюсь, как бы с ним чего не случилось. Может ты его видела? У него зеленоватая шёрстка на спинке.
- Нет, не видела! Видать плохо ты о нём заботилась, раз сбежал, - едко ухмыльнулась Сью.
alisa # 25 апреля 2014 в 02:50 0
Хана ничего не ответила, но заметно сникла и разочарованно пошла к своему магазинчику.
- Какая ты грубая, - произнёс чей-то приятный баритон.
Мэри Сью оглянулась. В паре шагов от неё стоял высокий юноша весьма приятной внешности, бледность его кожи говорила о принадлежности к благородному роду вампиров. Его доспехи и меч, дешёвые и затасканные в боях, но в отличном состоянии блестели столь же ярко, что и доспехи Мэри Сью. Он явно заботился о своём вооружении. У ног юноши, гордо подняв голову и глядя на Мэри Сью умными глазами, сидел дракон.
- Ты что-то сказал? – с угрозой спросила Мэри.
- Я сказал, что ты очень грубая, - спокойно ответил юноша.
- Сразиться захотелось? – с вызовом продолжала она.
- Нет, - пожал он плечами. – С чего ты взяла?
- С твоих слов! А что, струсил? – усмехнулась она.
- Ты всегда задираешься на незнакомых тебе людей? – так же спокойно спросил он. – В любом случае, мне нет надобности с тобой сражаться.
Юноша развернулся и вместе с драконом пошёл по направлению к хижине мудреца Шимы.
С минуту постояв в недоумении, слегка поражённая поведением вампира, Мэри отправилась за ним. Когда она вошла в хижину, новый знакомый уже складывал в сумку только что купленные боевые свитки, попутно он разговаривал со своим драконом.
- Сегодня мы вместе поставим новый рекорд! Верно, Шелест? – услышала Мэри Сью их разговор. - Как-никак, друг, последняя химера осталась!
Дракон кивнул в знак согласия, преданно глядя на хозяина.
Мэри Сью усмехнулась. Ей казалось ужасной глупостью разговаривать с питомцами.
- Сюсюкаешь как девчонка, - насмешливо произнесла она.
Вампир резко обернулся и неприязненно воззрился на Мэри.
- Снова ты! Тебе так нравится издеваться над людьми? – сердито спросил он.
- Я не издеваюсь, это лишь констатация факта, - беспечно ответила Мэри. – Глупо разговаривать с драконом, он ведь всего лишь животное.
Глаза вампира полыхнули яростью. Но он сдержался.
- Идём, Шелест, - тихо произнёс он и быстро вышел из хижины.
Дверь за ним хлопнула с такой силой, что мудрец Шима неодобрительно покачал головой, оторвавшись от своих записей. Мэри же лишь пожала плечами и, гордо вскинув голову, стала покупать боевые свитки.
***
Вечером того же дня Мэри вышла с арены и подошла к фонтану умыться. Она только что провела несколько неплохих боёв, естественно одержав победу. Вид страдающих противников, кажется, поднял ей настроение. Мэри опустила изящные ладони в прохладную чистую воду и с наслаждением умылась. Когда она отняла ладони от лица, то увидела рядом с собой маленького волчонка, шёрстка у него на спинке была немного зеленоватой.
«Волчонок Ханы?» - промелькнула в голове Мэри мысль.
Волчонок дышал, высунувши язык, и радостно махал хвостом.
«Как собака прямо…» - вновь подумалось Мэри.
- Ты что тут делаешь? – спросила она вслух.
Волчонок лишь шустрее замахал хвостом и задорно тявкнул.
- Разговариваешь с животными? – прозвучал за спиной уже знакомый баритон.
Мэри повернулась и тут же густо покраснела. Знакомый вампир сложил руки на груди и с лёгкой насмешкой смотрел на Мэри Сью. Он выглядел уставшим, лицо покрывали царапины, а нога выше колена была перевязана.
- Что, неудачно поцапался с оборотнем? – с вызовом бросила всё ещё красная Мэри Сью.
- Нет, – лицо вампира внезапно посуровело и, тяжело развернувшись, он захромал к таверне.
Заинтересованность взяла верх над гордостью и Мэри Сью, напоследок взглянув на волчонка, поспешила вслед за вампиром. Оказавшись в таверне, вампир дохрамал до барной стойки и заказал Бенжиро большую кружку крепкого эля. Мэри Сью бесцеремонно села рядом с вампиром и уставила на него свой заинтересованный взгляд.
- Что-то случилось? – спросила она почти ласково.
Вампир глянул на неё с недоверием, но видимо проблема давила на него, просила выхода. Он помолчал немного, а затем, тяжко вздохнув, начал:
- Мы с…Шелестом охотились на Огненных химер, - почему то имя далось ему тяжело. – Мне оставалась последняя химера. Я желал получить награду. Но…
alisa # 25 апреля 2014 в 10:29 0
Он остановился и отхлебнул приличный глоток эля.
- Последняя химера оказалась мне не по зубам, - каждое слово вампир произносил с горечью. – Я уже хотел отступать. Но Шелест… он кинулся на химеру. Он знал, как я хотел эту награду… он победил! Но… погиб.
Вампир сжал зубы, а затем резким движением осушил кружку залпом. Мэри Сью молчала. Она раздумывала над тем, как тяжело её знакомому говорить о потере питомца.
- Но ты получил награду? – спросила она.
Вампир удивлённо посмотрел на неё, не веря своим ушам.
- Да, - наконец ответил он.
- Ну и не расстраивайся попусту! – безмятежно произнесла Мэри Сью.
- ПОПУСТУ?! – вскричал вампир, так что сидящий рядом с ними паладин подскочил на месте, а многие в таверне обернулись к ним. – Ты считаешь, что мой дракон умер попусту?!
- Не кипятись, это только дракон, - с укоризной сказала Мэри Сью. – Впрочем, будь он человеком, это ничего бы не изменило. Согласись, он поступил глупо.
- Он поступил необдуманно, но это не даёт тебе право так о нём говорить!!! – вампир пылал яростью.
- А то что? – с притворной лаской улыбнулась Мэри.
- Давай сразимся! – прошипел вампир.
- Давно пора! – гордо вскинула голову Мэри. – Хотя, ты кажется не в лучшем состоянии. Может, подождём недельку-другую? А то мне тебя даже жалко.
- Когда это ты жалела кого-нибудь?!
-Ладно, идём на улицу, не громить же здесь всё!
И с довольной улыбкой на лице она вышла из таверны. Вампир ковылял за ней.
Они остановились у фонтана. Вампир вынул меч из ножен. Он тяжело дышал от переполнявшей его злости.
- Ты жалок! С больной ногой ты ничего не сможешь сделать! – презрительно бросила ему Мэри.
- Тогда не будь жалкой ты и напади первой! – твёрдо ответил ей вампир.
Самолюбие Мэри было задето и она, молниеносно вынув свой меч, кинулась в бой.
Как ни странно, даже с повреждённой ногой вампир с лёгкостью парировал все удары Мэри Сью. Такой поворот событий удивил Мэри. С каждым ударом она становилась всё менее внимательной, с нарастающей злостью она необдуманно кинулась вперёд. Вампир видел её ошибку. Он нацелил свой меч прямо в грудь Мэри. Она уже не успевала уклониться и слишком поздно это осознала. Но внезапно, откуда не возьмись, маленький волчонок уверенно прыгнул и вцепился зубами в руку вампира. Клинок в руке дёрнулся вверх и глубоко пронзил плечо Мэри Сью. Удивление, боль и страх - вот что почувствовала Мэри. Она упала на колени. Её трясло. Она почувствовала, как близко была к смерти и поняла, что совсем не хотела умирать.
- «Неужели такое чувствуют все?…» - пронеслось у неё в голове.
Мэри взглянула на вампира. Его взгляд выражал лишь холодную уверенность. Губы Мэри затряслись, из глаз брызнули слёзы. Случившееся будто окатило вампира ледяной водой. Он опустился на колени рядом с Мэри.
- Надо вытащить меч, - сказал он.
Мэри вся в слезах тихо кивнула.
Вампир встал, упёр руку в здоровое плечо Мэри и с быстрым «Извини!» резко выдернул из её плеча меч. Истошный крик, полный боли, огласил вечернюю Такару. Волчонок заскулил и сел рядом со стонущей от боли Мэри. Он жалобно глядел на неё своими глазами-бусинами. Мэри посмотрела него, явно не понимая такой реакции.
- Этот волчонок видит тебя впервые, и, тем не менее, вступился за твою жизнь, - сказал вампир, убирая меч в ножны. – Своим спасением ты должна быть благодарна ему одному. Знаешь, моя мама как то мне сказала: «Жизнь – это величайшая драгоценность, дарованная нам высшими». Поверь мне, жизнь стоит того, чтобы за неё бороться. Теперь и ты это знаешь.
Мэри смотрела на него, вытирая здоровой рукой, красные от слёз глаза, её всё ещё трясло.
- Пойдём ко мне домой, я перевяжу твою руку, - предложил вампир.
Он помог Мэри подняться, и они вдвоём тяжело заковыляли в сторону жилых домов. Напоследок Мэри оглянулась. Волчонок глядел им вслед печальными глазами. Мэри улыбнулась ему.
- Идём с нами, малыш, - ласково сказала она.
Волчонок радостно тявкнул и побежал за ними. Вампир одобрительно посмотрел на Мэри.
alisa # 25 апреля 2014 в 15:17 0
- Кажется, ты исправляешься, - улыбнулся он.
- Завтра верну его Хане, - пожала Мэри здоровым плечом и, чуть помолчав, добавила с улыбкой. – А потом куплю его. Чтобы всё было честно.
Вскоре, эта странная и счастливая троица скрылась за поворотом тропинки, ведущей к жилым домам.
ekaterin # 25 апреля 2014 в 17:56 0
"Родная Такара, так ты встречаешь меня после тяжелого дня",- мысленно усмехнулась Мирида, сворачивая в темный переулок. На улице несщадно льет дождь. Девушка уложила сегодня столько разбойников, что сама сбилась со счета.
-Как мне все это надоело!- прошептала она своему дракону, идущему рядом. Вместе они продвигались к своему любимому месту в городе,находящееся неподалеку от лавки Джибо. Дерево рядом придавала какую-то неведомую таинственность и, казалось, скрывало их от ненужных глаз. Но день за днем Мирида видела одну и ту же фигуру в плаще. Это не казалось бы очень странным, если бы глаза чужака не были направлены на укромное местечко девушки. Вот и сегодня Господин Плащ не оставил его без внимания.
-Ну и сколько ты будешь себя жалеть?- раздался мужской голос.
Мирида вздрогнула. Незнакомец присел рядом с ней.
-Что вам нужно?- устало поинтересовалась она.
-Ты приходишь сюда жалеть себя, глупая девчонка. Зачем?
-Вы ничего обо мне не знаете!- вспыхнула девушка.
-О, я многое знаю о тебе, Мирида. Знаю о смерти твоего брате.
-Не смейте говорить о нем. Вы не знаете, что значит потерять кого-то родного,- прошептала девушка.
Незнакомец грустно улыбнулся и посмотрел на девушку:
-Я не всегда был трактирщиком, Мирида.
-Трактирщик Бенжиро?- ахнула девушка.- Простите, у меня не было права так дерзко говорить с вами.
-Все в порядке. Хочешь расскажу тебе кое-что?- Он взглянул на собеседницу.
Мирида рассеянно кивнула. Дракон с интересом взглянул на мужчину своими мудрыми глазами.
-Много лет назад я не был стар как сейчас, был моряком. Синие дали всегда тянули меня к себе. Матушка мне говорила всегда, что море таит в себе опасность. Но я не слушал ее. Вместе с моими друзьями-моряками мы снова и снова отправлялись в плаванье. Однажды началась ужасная буря. Мы пытались спасти корабль и свои жизни. Безуспешно,- печально проговорил Бенжиро, уносясь в даль воспоминаний. - На обломке корабля меня носило по открытому морю около двух дней, пока меня не спас Торо. Знаешь, я был подавлен, как и ты, гибелью своих друзей. Я знаю о твоем состоянии и не могу его забыть даже сейчас.
Мирида молча сидела, обдумывая слова старого трактирщика.
-Но что же мне делать? Я так любила Ардена.
-Мирида, девочка, твой брат не хотел бы, чтобы ты гробила свою жизнь. Живи дальше ради него, ради Шэри,- ласково улыбнулся старик.
-Мой милый,- девушка улыбнулась и провела по изумрудной шее дракона. -Он так вырос.
-Не забывай,- улыбнулся Бенжиро,- как бы плохо и больно ни было, что жизнь есть величайшая драгоценность!
Шэри положил свою голову на колени девушки, соглашаясь с собеседником хозяйки.
Мирида впервые за столько дней искренне улыбнулась человеку.
-Спасибо вам за урок, я этого не забуду.
Трактирщик улыбнулся, уходя в темноту. А девушка пошла вместе со своим драконом домой, счастливая и утешенная.
serezha # 25 апреля 2014 в 20:56 0
Само рождение Сэтоши не предвещало ничего обычного для его будущего. Ведь его родителями были отец - паладин и мать - вампир. Никто не мог понять откуда же мог родиться от такого союза ребенок? Как вампирша могла родить ребенка? Разве такое возможно? Но это случилось. Безграничная настоящая любовь сотворила чудо. Любовь, которая, вспыхнула и горела вопреки всему.
Встреча родителей Сэтоши произошла тоже при самых незаурядных обстоятельсвах. Эйка, его мать, пришла к молодому паладину среди ночи просто домой сама и попросила убить ее. Удивленный Ясухиро завел девушку в гостиную и усадил на диван. Не в силах сдержать слез, несчастная рассказала свою жуткую историю. Она с семьей мирно жили в маленькой деревушке у реки. Но однажды ночной ужас за считанные минуты уничтожил жизнь в селении. Вампиры устроили себе пирушку. Беспощадные, кровожадные создания выпили кровь из всех. Убийца ее семьи, оценил красоту испуганной до смерти Эйки и решил лучше обратить ее в вампира. Когда девушка пришла в себя и осознала, что с ней случилось, в отчаянии бежала куда глаза глядят. Она не хотела отбирать жизнь ни у кого, а жажда крови начала в ней кипеть сразу. Так она оказалась у дома паладина в надежде освободиться от этого страдания...
И Ясухико действительно помог ей. Но он не убил ее, а научил питаться кровью животных, при том не убивая их. Они переселились на обочину леса подальше от посторонних глаз и около года даже жили очень счастливо. Но однажды к брату в гости приехала Темико, ярая противница вампиров так как в войне погиб ее любимый муж. Увидев в женах Ясухико вампиршу и при том беременную, молодая женщина была шокирована. Но брат, как мог, успокаивал ее и на время Темико смирилась. Но посещать их дом стала чаще.
Вскоре Эйка родила близнецов. Первый ребенок был чистокровным человеком, а вот второй, родившийся аж через два дня позже (мать при этом чуть не умела от мук) оказался полувампиром: бледным и после материнского молока, требующим крови. Он имел вампирскую силу и прыть, но регенерация его была почти как у человека. И наделен он был явно человеческой душой. И может семья и жила бы дальше как почти самая обычная, еслибы в возрасте трех лет, малыш Сэтоши не заболел и ничто не могло ему помочь. Он просто угасал на глазах. Материнское сердце Эйки не могло найти покоя и она неустанно бегала, не смотря на опасность столкнуться в паладинами, в поисках спасения для своего ребенка. И вот она узнала, что человечкская кровь может спасти его. Тогда Эйка и убила одного из разбойников и напоила его кровью ребенка. Волей случая, это видела Темико. Она бросилась на Эйку с Сэтоши и те только чудом спаслись бегством. И больше не вернулись. Брату Темико сказала, что в его жене проснулась жажда крови и она, убив человека, выбрала свой путь и ушла, забрав с собой маленького монстра. Ясухико искал Эйку до последнего своего дня: через несколько лет он погиб в бою и воспитанием его второго сына Норайо всецело занялась Темико, не имевшая своих детей.
А беглая Эйка обрела укрытие в общине вампиров, что жила в каменной башне, затерянной в скалах. Там она посвятила свою жизнь Сэтоши. Она безумно скучала по мужу и старшему ребенку, но нападение Темико четко дало ей знать, что нет места вампиру в мире людей. Со временем она так же поняла, что, чтобы защитить своего ребенка, Эйке нужно быть сильной и жесткой воительницей и принять судьбу вампира. Так она и поступила.
Шли годы. Сэтоши окрепал и становился юношей. Природа, как бы в шутку, наделила его на удивление безобидной и даже, можно сказать, кукольной внешностью: белокурые волосы, большие выразительные глаза цвета лазурита с добрым и чистым взглядом. И в жизни его было что-то кукольное: практически постоянно находился в стенах башни, еду, одежду ему приносили; в комнатах было все, чего может пожелать душа от книг и музыкальных инструментов до разнообразного оружия. И ко знает сколько бы так продолжалась "тепличная жизнь" юного вампира еслибы не один случай.
В один из вечеров Эйка принесла сыну ужин: молодую женщину в полуобморочном состоянии.
serezha # 26 апреля 2014 в 00:53 0
Вообще, их клан питался кровью всяких преступников (разбойников, нинзя), но для ребенка мать всегда приносила все лучше. При том изначально придавив или прибив жертву, чтобы сын не испытывал неудобств, ведь н и так не с особой охотой пил кровь.
Так вот, Эйка оставила "ужин" на полу в комнате Сэтоши и ушла. Когда тот склонился женщиной, чтобы испить ее крови, та неожиданно открыла глаза и, повернув к юноше лицо, вдруг улабнулась. В ее затуманном сознании милое лицо Сэтоши, освещенное множеством свечей показалось чем-то совсем иным, нежели есть а самом деле.
- Ангел! Ты ведь ангел... - произнесла она, слегка коснувшись пальцами его щеки, - ты пришел, чтобы спасти меня? О, я знала, что ты меня не оставишь... - слеза скотилась по ее щеке. - У меня остались муж и маленькая доченька. Мне нельзя умирать. Как же они без меня?
Пораженный Сэтоши отпрянул. Дрожь пробежала по его телу его кинуло в холодный пот от ужаса! Пару минут он недвижимо смотрел на женщину, а потом подхватил с пола и бросился с ней на руках прочь из башни, но не успел он спуститься вниз по лестнице, как она застонала и скончалась на его руках в страшных судорогах. Сэтоши сидел на лестнице, обнимая ее обмякнувшее, но все еще теплое тело. Он никогда не испытывал такой боли и ужаса. Сколько у него не было вещей, сколько не было сокровищ, но потеря ни одного из них не вызывала таких чувств: словно что-то разорвалось в самих глубинах души. Иссчезла жизнь... Настящая жизнь! С ее радостью и горестями, волнениями и безмятежностью. Этот мир потерял такую крохотную, но такую важную частицу. Вот что величайшая драгоценность! Отбирать ее у кого-то... разрушать ее...топтать, каверкать - это дико страшно! Сэтоши тогда вервые заплакал. Горько заплакал... Его охватил безысходный ужас от того, каким образом он живет. Он бежал из дома куда глаза глядят. Мчался по лесу пока не понял, что окончательно заблудился и измотался. Тогда юноша присел на колоду и задремал. Вскоре его разбудил леднящий душу свирепый вой. Послышались крики девушки, звуки сражения. Сэтоши рынулся на этот шум. Оказавшись на маленькой полянке он увидел окроваленные клочья доспехов и валявшийся меч. Оборотень отбросил тело убитого паладина и кинулся на маленькую, хрукую девушку, что отчаянно убегала от него, но уарилась о камень ногой и упала. Даже не супев ничего сообразить, Сэтоши схватил меч и в полете одного прыжка, снес монстру голову. Тогда присел у испуганной девушки, осматривая ее раненную ногу. Возможно сломана. Он поднял ее на руки и пристально посмотрел на ее красивое лицо собираясь спросить куда отнести. Та, заливаясь слезами, начала говорить слова благодарности, но вдруг ее улыбающееся, словно к старому знакомому, лицо стало просто маской ужаса, когда она ощутила его мертвенный холод его тела и цвет лица.
-Вампир! - взвизгнула, задыхаясь, она и потеряла сознание. Эти слова еще хуже поразили сердце Сэтоши.
Девушка пришла в себя через несколько минут. Она отрянула от вампира и взмолилась о пощаде. На ее удивление, парень сказал, что никого не собирается убивать и просто провел ее до селения. Спасши жизнь этой незнакомки, ему стало на много легче. Сэтоши вернулся все же домой и уговаривал мать бросить их кровавую жизнь, но Эйка даже не хотела слушать этот бред. Тогда они очень разругались. А на следующий день случилась беда. Паладины устроили облаву на их клан. Почти все были истреблены. Эйка и Сэтоши спасались черным ходом от приближающейся погони. Но вдруг мать толкнула его на выходе и закрыла за собой решетку, запершись внутри. Сэтоши видел, как маги убивали его Эйку. Но и она боролась отчаянно. В итоге никто не выжил. Сэтоши склонился, рыдая над стальными прутьсями отделявшие его от погибшей матери. Какой-то умрающий маг выдал последнее заклинание и вытсрелил в юношу. Он опалил его глаза. Раненый Сатоши побежал прочь в неизвестность.
Несколько дней он бродил почти ослепший и уже ждал приближающейся смерти. Но в один день он вышел на тропу и встретил молодого паладина-мечника.
serezha # 26 апреля 2014 в 12:04 0
Сложно сказать кто из них был более удивлен, так как они были по ужаса похожи! Разве что цвет волос паладина, как и кожи, был темнее, а черты лица чуть жестче. Именно это и удержало Норайо от того, чтобы расправиться с этой нечистью на месте. Он связал вампира и привел домой показать чудную находку.
Темико сразу поняла, что это за странный вампиреныш. Она не желала ни в чем разбираться, а приказала племяннику убить Сэтоши сейчас же. Но Норайо словно что-то сдерживало. Он решил сперва допросить его. Дело в том, что когда умер его отец, мальчик был еще слишком мал и почти ничего не помнил о рассказах о брате. К тому же Темико потом всегда говорила, что он был один в семье. Сэтоши же, наоборот прекрасно знал свою историю и все понял. Но он не хотел рассказывать Норайо о том, что его мать и брат вампиры.
- Просто убей меня, паладин,- сказал он. - Я не хочу больше такой жизни. Не хочу никого убивать... Просто хочу покоя...
Норайо занес свой меч, но не решался.
- Ну же! - вскрикнула Темико. - Если это не сделаешь ты, то я!
- Не соневайся, - спокойно молвил Сэтоши подняв на брата глаза. - Избавь мир от меня... Я понял, что величайшая драгоценность, что есть у людей - это жизнь. А мы, вампиры, ее отбираем... Ведь не только потому, что война, а потому, что мы питаемся кровью... Это так гадко! Я больше ни чего не хочу, только чтобы эта война наконец закончилась и больше никто не умирал. Не было этих искалеченных жизней... Хотя, по большому счету, вся наша жизнь война. Война с трудностями, в которой все мы не должны бороться друг с другом, но быть на одной стороне... Будет ли когда-то так? Ведь кто к этому стремиться?
Тут меч выпал из рук Норайо. Ведь взгляд Сэтоши! Это взгляд отца! Его слова... до боли ... так знакомы... Но Темико боьше не могла медлить. Она схватила нож и бросилась на Сэтоши. Но Норайо в последний момент ступил между ними и нож проткнул его живот.
- ЧТо ты наделал! - закричала в ужасе Темико, ведь любида его как родного сына. - Зачем?!
- Ведь он мой брат. - ответил тот. - И разве заслужил он смерти? Он вампир, но он лучше многих паладинов, которых я знал. - Он повернулся к Сэтоши и начал опускаться в его ках на землю. -Наш отец тоже говорил, что наша жизнь и есть величайшая драгоценность, которой мы сами должны по совести распорадиться. Я горжусь тобой. Прости, что я забыл тебя и не искал. Я ведь твой страший брат и должен был оберегать тебя и маму. Где она?
Сэтоши ком сдавил горло и он не мог вымолвить и слова. Норайо все понял. Он тяжело вздохнул и поднял взгляд вверх.
serezha # 26 апреля 2014 в 14:05 0
***
Прошло несколько лет. Из таверны вышла радостная троица: два парня-вампира и маленькая девушка паладин. Они остановились у фонтана и бросили монетки, загадывая желания, при том один из парней совсем не по-дружески обменялись пылкими взглядами с девушкой.
- Не могу уже дождаться, когда вы вренетесь перерожденцами! Но вы смотрие там, ничего не напутайте, слишите? - ее требовательный взгляд был адресован обоим, но засверлил больше второго. - Паладинами уже! Паладинами!
- А вот возьмем, да и останемся вампирами! С такмим черными-черными крыльяи вернусь. Не будешь уже любить меня? - подразнился Сэтоши, привлекая к себе за талию девушку.
- Фууу! Только попробуй! - взвизгнула она и обижено надула губы.
- Опять в обмрок падать будешь? Так, Кимико? - прищурил нос Сэтоши, все ближе наклоняясь в ней.
- Глядите-ка как наш спаситель разгероствовался! - отдернул брата за ворот Норайо. - Ты обратил меня в вамра, чтобы я не умер тогда, на сей раз я приложу руку к твоему обращению в паладина.
- Только гляди опять не позабудь меня после перерождения, - поддрернул его Сэтоши. - А то опять свяжешь и допрашивать будешь, чего это мы так похожи.... и где-то я вас видел!
- Ах ты, гаденыш! Ану бегом на перерождение! - засмеялся Норайо, стукая коленом его под зад.
- Галопом! - Кимико весело подскочила и тоже шлепнула его.
- А если я тебя? - житро вскрикнул Сэтоши.
- Не посмеешь! - подразнилась девушка.
- Ну вот вернусь и покажу тебе еще! - шутя пригрозился молодой человек.

Конец.
kristink # 26 апреля 2014 в 23:03 0
Привет. Меня зовут Кристина. (Не классическое имя для Такары, не так ли?) Я вампир – мечник. Эта история началась, когда я только начала учиться сражаться. Как и все молодые вампиры, я хотела успеть всё и сразу. Я прилежно выполняла задания Рея, Ханы и других. У меня была мечта – купить чистокровного волчонка. Я копила жемчуг, но из-за моей горячности и нетерпеливости спускала его на мелочь, вроде доспеха или оружия. А мне очень хотелось питомца. Однажды я решила купить дракона. Когда я купила яйцо, Хана подарила мне немного корма. Но радости от покупки и от халявного корма не было – дракончик оказался метисом. Я растила его, думая, что при первой же возможности продам. Однако, одно событие изменило и мою жизнь, и отношение к моему Карину.
Я, раз за разом, пыталась победить последнего Ледяного оборотня, но ничего, ни экипировка, ни зелье, не помогало. В тот день я пробовала утопить свою печаль в эле. Как оказалось, не я одна решила выпить. Несколько изрядно подвыпивших паладинов решили развлечься. И выбрали для этой цели меня. «Перерожденцы! Мне не справиться!» - подумала я. Спасаясь, я вышла через чёрный ход, но через пару кварталов они догнали меня. Что может довольно средний молодой вампир, против перерождённого трио (маг, лучник и мечник)? Мой меч быстро сломался, я лежала вся в крови и готовилась умереть, как из неоткуда выскочил Карин. Мой маленький Карин. Он бесстрашно набросился на них и умудрился даже отгрызть у одного из нападавших крылья, но потом его сбили с ног, и стали избивать. Видя это, я разрывалась между разумом и сердцем: сбежать, пока есть время, или остаться и попытаться спасти моего дракончика. Я выбрала второе! Они не ожидали нападения от еле двигающейся меня, да ещё со спины. Кое-как мы с Карином продержались ещё пару минут. Нам повезло. Мимо проходил взрослый и очень сильный вампир (дважды перерожденец!) Он спас нас, но мне было плевать и на победу и на спасителя. Мой маленький герой лежал и не двигался! Сейчас я понимаю, что те несколько секунд, пока я бежала до него, были самыми страшными в моей жизни! Но, к счастью, обошлось. Карин был без сознания, но жив. Сердце еле билось, но он был жив!
Сейчас я приближаюсь к мечте многих вампиров и паладинов – к перерождению. Но я не хочу этого, ведь тогда я на довольно долгий срок расстанусь с моим лучшим другом –Карином. Я хочу сказать, что моя жизнь, для него, дороже, чем его собственная. И я была очень глупа, если не видела этого. Цените своих питомцев, какой бы породы они небыли!
aleksej # 27 апреля 2014 в 01:46 0
*начало стр 10***продолжение* Иллюзия начала рассеиваться,вампиры начали отступать,паладины победили,Такара спасена. Алвор подошел к Аните,поцеловал её,и тихо сказал:-Анита,я люблю тебя-. -я тоже люблю тебя Алвор- ответила Анита. Рука Аниты похолодела,она закрыла глаза... Алвор понимал что к чему. Анита переродится с крыльями. На закате Алвор подошел к краю скалы,он чувствовал ветер в лицо. Алвор не решался прыгнуть,но ради любви он был готов на это.Он был готов переродиться с крыльями и вновь встретить Аниту. Алвор сказал -до встречи Анита- если кто не знает: когда паладины умирают,они перерождаются с крыльями. Алвор пошел на это ради любви. Прошло много лет,Анита и Алвор ждали момента встречи... Анита думала-пошел ли на это Алвор???- Алвор гулял по Такаре и увидел Аниту. -Анита!!-крикнул как только мог Алвор. Они бежали на встречу друг-другу. Они обнялись.-как долго я ждал этого момента--сказал Алвор. -А как я ждала-сказала Анита через месяц Алвор сделал Аните предложение,потом они поженились. Вроде-бы жизнь Алвора была потеряна,на его любимою наложили чары,его могли убить.Но он постоял за свою жизнь,и этого избежал. Любовь и жизнь,сильнее чар!
anastasi # 27 апреля 2014 в 09:41 0
Я медленно потрусил в сторону озера. Моя шерсть совсем слиплась, набедренная повязка держалась каким-то чудом.
Рана в боку источала неприятный запах. Доковыляв до водоёма, я попытался кое-как её вылизать.
А, чёрт с ним, даже если и помру.
Это уже мне неважно. Вы только ответьте мне, за что нас гнать? Все эти двуногие, безшерстные, - вот какая у них причина на нас нападать?!
Да, мы можем утащить одну овцу из их стада. Но мы выбираем самую хилую или старую, дабы у стада была надежда на новые поколения. А сколько же баранов они вырезают на свои пирушки? И, поди, выбирают самых молоденьких, что не знали другой пищи, кроме материнского молока.
Вкус крови в ране мне не понравился. Да и цвет… чёрный. Я прикрыл глаза и втянул в себя воздух. Быть может, тут есть нужные травы?
Мы никогда их не трогаем. Мы убиваем ради пропитания, и то, не их. Мы воем – не на них, а на Вечное Око.
Но они же! Они! Они на нас Учатся, они Спорят на наши головы, кто больше снесёт, они убивают наших седых стариков из Великой Башни и лицемерно зовут это «Сражением за Жизнь»!..
За чью жизнь?
Кто-нибудь видел, чтобы мы приходили в их город, терзали их детей или женщин? Значит, за нашу жизнь. За нашу они бьются жизнь – кому она достанется. Кто убьёт 10 стариков – кольцо в дар!
И кто, кто после этого зверь?
За что, за что они идут к нам, в наши норы, и травят, как последних ничтожеств?..
Мы для них развлечение. Они на нас тренируют кошек.
Все мы твари едины. Мы созданы одними богами. И кровь наша равно тепла и хладна. И жить, жить хочется. Но за что, за что они режут нас?!
Я закашлялся. На траве предо мной осталось несколько тёплых, чёрных сгустков.
А, даже если я и помру – это неважно.
Я увёл их, зажравшихся, сверкающих медными и золотыми щитами, от своей норы. Увёл в лес, глубоко. Чтоб волчата, мои щенки, смогли жить. Нет. Не для мести. А жить ради жизни. В смене поколений теплится великая Жизнь.
Вечное Око, Луна, уже начала петь мне свою Призывную Песнь. И я ей ответил. Я пел, пел, освобождаясь от оков и прощая обиды.
Нижние лапы стали неметь. Песнь допета. Я пропел и передал свою Песнь достойно, уважая Жизни других, и не отнимая их, кроме как по законам нашей Природы.
А могут ли они сказать о себе то же самое?..
На это в моей Песне ответа не было. Может, вы найдёте его в Песнях грядущего?..
ksenija # 27 апреля 2014 в 11:26 0
Тысяча Жизней. Воспоминание.

Сто лет назад при свете мглы
Зачлась история сия;
Свернув спиралью мир любви
Им управлять взялась Игра...

Жестокость и война с тех пор
Граничат с честью и геройством,
А мы идем, ломая вздор,
Круша врагов несметным войском...

Уже мало кто из ныне живущих помнит, как это было сто лет назад, когда в стране света вдруг погасло Солнце и всех накрыла холодная и липкая мгла, когда все испугались и долгое время боялись выходить из собственных домов... Дети старших, Великих родов в заточении в поместьях начинали сходить с ума, а деревенские жители все чаще болели. Многие в беспамятстве бежали в леса и там сама судьба решала за нас и давала нам только две дороги - смерть в лапах волков или проклятье крови при встрече с проголодавшимся принцем.
Даже сейчас, спустя сто лет, я все еще помню манящие звуки его флейты, на которые я пошла, словно зачарованная сильнейшей магией, помню худые и безумно сильные руки и… "поцелуй проклятия" на своей шее тоже помню...
Глупая девчонка я убежала тогда в лес чтобы не слушать бредни матери о моей вине в неурожае хлебов... теперь я уже никогда не буду думать о хлебе, теперь я знаю только один осязаемый вкус моей жизни - КРОВЬ.
Первое, что я помню из этой своей жизни - липкий холод ночи и дрожь. Она пробирала мое тело, кажется, не только до костей, но и до глубины души. Вокруг шумели листья, где-то вдалеке вопило зверье, гулом сильнейшего эха отдавались в голове звуки моих первых движений. Затем, все как в тумане. Каким-то образом я вышла из леса в поля близ нашей деревушки. Грязная, усталая, вся перепачканная в собственной крови, там я упала и оставалась лежать до следующей ночи. Когда я очнулась второй раз, Луна уже залила своим серебром золото дозревающих хлебов. В ту ночь я долго сидела на месте... Именно тогда я поняла, кем стала. На единственно верную мысль натолкнул один простой факт: мне нравился только один запах в поле - мой собственный - моих волос и одежды, испачканных кровью молодой и глупой девчонки, которой теперь уже никогда не стать прежней.
В голову пришло первое правило новой жизни: "Отныне, всё, что я имею - ценно". Раньше я тоже об этом задумывалась, но ценными казались только моменты счастья... лишь моменты, а не всё. В тот миг даже мамин бред показался столь милым и желанным, что от боли защипало глаза и с еще мелкими каплями росы на траве смешались мои первые, теперь кровавые, слезы.
До наступления рассвета я все же заставила себя спуститься к реке и смыть нечистоты последних суток. У одной из теток, живущих на окраине деревни, стянула сохнувшее во дворе простое платье и с тем убежала в лес, близ опушки коего схоронилась до вечера.
ksenija # 27 апреля 2014 в 12:08 0
***
Вечер пятого дня последнего месяца лета в год , когда Солнце погасло - настоящий первый день моей теперешней жизни.
Тело не слушалось в истощенном бессилии, всё: от горла до сердца - сушил и жег неистовый всеобъемлющий голод, а мозг уже окончательно отказывался работать, глаза закрылись, не имея сил открыться снова, и я уже почти перестала просто быть, когда губ коснулась свежая холодная влага. Не открывая глаз, не поднимая рук, я пила, покуда не насытилась ею окончательно. С последним глотком я, наконец, сомкнула губы, отпуская неизвестно откуда взявшийся источник пищи. Однако когда через пару минут я на секунды все же разлепила веки и открыла глаза, рядом уже никого не было... Снова.
Голова все еще жутко болела, но в сумятице собственных чувств и мыслей я впервые ощутила что-то чужое. Поверх роя тысячи криков и фраз в моей голове звучал теплый и нежный женский голос, указывающий мне, что делать дальше. Решив, что я схожу с ума и все это полнейший бред, я кое-как встала и, как было велено, поплелась в город. Голос твердил что-то о том, что изменения во мне не есть плохо, что я буду сильной и смогу изменить этот мир, пройдя по своему терновому пути, и что буду хорошим воином для Такары... вот только меча мне не хватает.
В кармане украденных вчера обносок непонятно откуда - ведь вчера вроде ничего не бренчало! - обнаружилась пригоршня монет, которых вполне хватило на дешевую плохо обработанную заготовку, гордо названную мечом. Выйдя с ним из лавки, я направилась в таверну по следующему велению голоса. Меч удобно лежал или вертелся в руке, покуда я выслушивала малопонятный мне треп какого-то странника в капюшоне, из всего рассказа которого я только и поняла, что он просит меня отправиться в городской сад, убить там разбойника и обещает щедро заплатить. "Что же, вот и отличный способ проверить стоит ли доверять бреду в своей голове", - думала я по пути к саду. Кажется, в какой-то момент раздумий мне даже послышался смех и голос Тоширо, но это было уже не важно.
С заданием я справилась и, вернувшись в таверну, к моему величайшему удивлению, даже получила награду.
Тогда я увидела ее первый раз...
Я вышла из таверны и площадь тут же залилась призрачным светом, а над каменным драконом фонтана появилась величественная тень. Мерцание света собралось вокруг тени, и моим глазам предстала Она - длинное шелковое платье цвета утреннего неба, развевающаяся медь волос на ветру и сверкающая над бездонными глазами звезда - незнакомка была божественна и прекрасна как никто в мире. Легко, словно дух, она приблизилась ко мне, в протянутых руках отразилось сияние звезды и на подставленные мной ладони упала одна из священных жемчужин, таких, какие были в ожерелье Акеми.
-Ты прошла свое первое испытание в новой жизни, Алексель. Прошла его достойно и с честью, - теплая ладонь коснулась щеки, погладила по голове...- Поздравляю. Будь внимательна теперь и не оступись. Помни: ты не одна - кто-то всегда рядом.
-Кто ты?
- Я - Амит, я - асса. Я буду помогать тебе. Надеюсь, еще увидимся...- и девушка растворилась в ночи, оставив после себя лишь сияющий жемчуг на моей ладони.
Я тут же завертела головой по сторонам: люди шли по своим делам, никто на меня не пялился, никто ничего не заметил, будто и не видели. Крепко сжимая в кулаке жемчужину, я вихрем ворвалась в таверну и подбежала к Рею. Удивительный странник моментально подметил слабый блеск от моих пальцев и улыбнулся, еле заметный кивок в ответ на немой вопрос подтвердил догадку - Амит видела только я и никто больше. Я попросила дать мне еще одно задание: мне нужны были деньги, опыт в боях, чтобы научиться выживать в новом мире и по новым правилам, а еще подумать, и желательно, вдали от города.
ksenija # 27 апреля 2014 в 19:30 0
Под яркими летними звездами видеть ночью можно было как днем. Ну или у меня зрение перешло в режим ночи. Леса я тоже знала хорошо; с детства помнила: какие тропки куда ведут и по каким лучше не ходить - так что заказанного Реем оборотня нашла быстро. Живая плоть и кровь, горячее сердце, бешеный взгляд черных глаз и мощный удар в тяжелых лапах с острыми когтями... Это было даже весело.
Я атаковала первой и, когда после первого удара на шерсти показалась кровь, меня сразил и захлестнул дух охоты. В ярости и безумстве я разорвала волчару в клочья и приникла к огромной рваной ране на его груди. Пила прямо из разодранного сердца. Это было ужасающе... и вкусно. Придя в себя, я выдрала у зверя клыки - заказ Рея - и вернулась в город. Теперь я понимаю, почему Амит направила меня туда: Рей обеспечит заданиями, что помогут мне не только стать более опытным бойцом, но и обеспечат деньгами и пропитанием. Так и порешила. С того момента я завсегдатай таверны и, как и многие другие странники, плотно общаюсь с Реем. Каждую ночь я прихожу туда и беру задания. Иногда в пути мне все еще мерещится голос Тоширо, а иногда, очень редко - на дороге попадаются потерянные кошельки с несколькими золотыми или даже подарок судьбы от Амит - жемчуг.
Саму Амит я тоже видела еще несколько раз, хотя больше ее просто слышала.
Года через три, когда я немного приспособилась к новой жизни и приноровилась питаться на заданиях, она подсказала мне устроиться на работу в местную торговую лавку: там я могла заработать дополнительное золотишко и спрятаться на день, не убегая из города. Благо, работы в магазине всегда хватало с лихвой. Там же познакомилась еще с несколькими проклятыми вроде меня: вместе было работать веселее, да и дело быстрее спорилось, так что заработок становился больше.
А спустя семь лет стало еще веселее. Какая-то молодая любительница животных, щедро одаренная богами умением общения с ними, открыла магазин питомцев и раздарила весь свой первый выводок зверюшек... и не просто зверюшек, а боевых дракончиков. С тех пор жила не одна, корм покупала в специальном магазине, ну или друзья привозили немного... Маленький сорванец нередко помогал в боях на заданиях, а еще частенько веселил меня и, конечно, подрастал потихоньку.
Так же, в таверне, я начала встречать и паладинов. Часто наши стычки заканчивались жестокими боями, и пусть в них я не всегда побеждала, но всегда оставалась жива и свято верила в свою правоту, ведь я знала: она всегда именно со мной… Она моя. Асса. Амит. Долго так жила... и очень... до одной ночи.
Я прожила в новом мире уже тридцать семь лет и десять месяцев, хотя, из-за проклятия Тоширо в моем теле, ни капли не изменилась. Я вошла в таверну как только на город спустилась ночь, принесла Рею очередной сломанный меч кладбищенского зомби. Я уже подошла к столу заказов и доставала меч из дорожной сумки, когда в помещение ворвалась она. На бегу срывая с плеча колчан костяных стрел, светлая лучница промчалась по залу, обогнула меня, бросила стрелы на стол перед Реем и замерла, ожидая награду. Странник мягко отстранился , прищурив глаза и подсчитывая в уме стрелы, дождался, когда на столе рядом с колчаном лег принесенный мной сломанный меч, и только потом одновременно протянул нам обеим награду, а следом затем и новое задание, одинаковое для обеих. Злоба и праведный гнев не позволили нам мирно разойтись и выход из таверны мы, естественно, не поделили и еле-еле , одновременно пропихнувшись в узкий дверной проем, почти что выпали на улицу. И замерли.
ksenija # 27 апреля 2014 в 22:32 0
Словно в первую нашу встречу, городская площадь была залита призрачным туманным светом. Только посреди нее у фонтана с оружием наперевес замерли вампиресса и паладиния. А потом мир для нас изменился. Точно между нами, почти касаясь острия клинка и стрелы, стояла асса и улыбалась. Сколько лет бы не проходило, она всегда оставалась неизменной: все те же струящиеся волны небесного шелка, развевающаяся медь волос, теплота бездонных глаз, улыбающихся нам, и сияние звезды божества – такой была Амит.
- Поздравляю, дорогие мои, вы справились еще с одним испытанием в вашей жизни, - богиня снова взглянула на нас и еще сильнее заулыбалась. – Какие вы милые, когда вот так - вместе, - она легко подтянула нас к себе и обняла.
Оружие опустилось, глаза прослезились от близкого слепящего сияния звезды во лбу ассы. И все, что мы могли в тот момент, это только замереть и, как близнецы в теплых объятиях матери, радоваться и безуспешно гадать: кого же из нас она любит больше. А тепло Амит, казалось, не знало границ и пределов, как не знают их звезды в небе. И только когда оно переполнило нас, асса ослабила объятия и отступила.
- Ах, да. Ведь для вас есть еще подарок, - улыбка снова стала шире, а на протянутой ладони ассы заблестели, словно туманные звезды, две жемчужины.
Осторожно, чтобы ненароком не коснуться друг друга, мы подставили руки, чтобы, как всегда, в определенный момент поймать ниспадающий с ладони Амит жемчуг и снова услышали заливистый смех.
- И правда, как близнецы! – бездонные глаза блеснули чем то неизвестным. – Сегодня для вас будет еще одно испытаньице, лично от меня: возьмите эти жемчужины сами. Одновременно.
Вот тут и пришел ступор. Мы стояли, замерев, будто статуи, и смотрели друг на друга. В горле медленно поднималась ярость, предвестница звериного рыка, что постепенно вытесняла тепло Амит. Однако в последний момент та заговорила снова:
- Это глупо!- серьезным тоном произнесла асса, глядя на молчаливую бойню внутри и между нами,- вампиры и паладины – какая разница: каким проклятьем быть связанной?! Связан все равно Человек. Или вы уже отказались от него в себе и готовы стать монстрами в человеческом обличье?!
Она говорила, почти шепотом, но каждое слово, срывавшееся с губ ассы, звучало криком внутри и разрывало неисчерпаемой, безграничной болью, давая почувствовать жизнь в давно остановившемся сердце. Вампиресса и паладиния - мы - молча переглянулись еще один, последний, раз и аккуратно взяли жемчужины из рук Амит.
- Мне не важно паладины или вампиры идут по оставленному мной пути – я люблю вас всех одинаково.
Из трех пар глаз скользнули слезы и Амит бесследно исчезла, а мы остались стоять, смотреть друг на друга и слушать, как шумит вода в городском фонтане, утекает и возвращается – перетекая, словно наша жизнь, но, как и наша жизнь, никуда не девается, а остается с нами.
ksenija # 27 апреля 2014 в 22:38 0
***

Все последующие сутки мы с Фарей, так звали паладинию, как ни странно, провели вместе, не выходя на работу в любимый магазинчик и даже не думая ни пойти спать, ни отправиться на выданное Реем задание. Как мы, кстати, чуть позже решили - этот таинственный генерал-странник наверняка умалчивал об Амит гораздо больше, чем показывала даже его нескрываемая нахальная ухмылка.
В те сутки в моей жизни все второй раз встало на свои места, как в ту первую ночь, когда не пришла смерть и в моей жизни появилась Амит.
После долгих отнекиваний Фаря всё же поведала что имела в виду асса, говоря о проклятии паладинов. Как оказалось, их сгубила слепая неистовая вера, которая подчинила их души и, после торжественной клятвы верности дню, уже не отпускала их; наверно поэтому они, как и мы, не особо старели, только слезами их была не кровь, а живая вода.
...И как же это все-таки символично: ночь проклинала тело, а день покорил души...
Потом она расспросила меня о нашем проклятии, а я ее об Амит. Оказывается, та вела ее с того самого рассвета в храме, когда Фаря поклялась в верности Солнцу и стала паладином.
Вторая истина новой жизни :" Амит - не моя, скорее это я, то есть мы... мы все - её". Интересно скольким еще она помогает выжить, как мне и Фаре?!
Близнецы - назвала нас асса, после суток вместе мы и сами были уже не прочь поверить в это. И с тех пор старались особо не расставаться. Постепенно Фаря и правда стала мне сестрой, а наш воинский союз в любой битве становился нерушимой преградой для заказанной "дичи".
Еще лет через пять , после продолжительной подготовки, мы решились представить друг друга своим друзьям, родне по проклятию... немногие, конечно, восприняли нашу дружбу, как нормальную, но, слава стараниям Амит, мы стали в Такаре уже не единственными не враждующими вампиром и паладином, а потому нашлись и те, кто понял и поддержал нас. Фаря была доброй и твердой и многим понравилась среди наших, также и среди паладинов нашлись те, кто вполне нормально воспринял меня.
Постепенно перезнакомились все. Собралась нас целая банда, иначе не назовешь. Сборище бесшабашных вампиров и паладинов зачастую кутило в таверне, на пьяную голову разносило в щепки лес, стирало в порошок кости поднявшейся из могил нечисти, но больше всего нам нравилось грабить разбойников. Тут уж гуляли так гуляли - и Рей заплатит и у разбойничков, как правило, по закромам немало золотишка находилось. Собственно так вот и жили.
На недолгие часы закатов и рассветов банда собиралась у костра, обсуждая, кто чему научился, хвастаясь подросшими питомцами, новыми навыками, количеством судьбонесущего жемчуга, или счастьем увидеть Амит, ведь, как выяснялось, асса была частью жизни каждого из нас.
"Наступит день и мы взлетим выше облаков, закрывших солнце, и будем наслаждаться теплом его жизни", - заливались элем паладины. " А ночью полетим еще дальше и дотянемся до призрачных звезд", - вторили вампиры.
Часто мы долго гадали, как бы соединить весь наш жемчуг в небольшое ожерелье счастья для нас всех - однако, упертые бледные камни наотрез отказывались складываться вместе.
ksenija # 27 апреля 2014 в 23:53 0
А потом, лет еще через двенадцать мы услышали новость: те, чьих сил и опыта в новой жизни будет достаточно, смогут войти в тайный зал в Темной башне и, если выйдут из него победителями, переродиться и стать сильнее обретя крылья. Как выяснилось позже методом проб и ошибок, заклятье зала впускало лишь тех, кто был не только отважным воином и опытным бойцом, но и обязательно хорошим товарищем и хозяином своего питомца, а так же любящим и заботящимся об имеющихся у него друзьях.
Многим из наших тогда не удалось обрести крылья и мы решили ненадолго разойтись, чтобы каждый скорее набрал все необходимое и смог попытать счастья в Зале Смерти, а те, кто уже прошел его отправились посмотреть дальние стороны Такары ища ответы на свои вопросы или дорогу к Амит. Фаря, любимая сестра, тогда пошла следом за мной и, пройдя сквозь Смерть, даже сменила проклятье с веры на кровь и из Темной башни в небеса взмыла не рассветным ангелом, а ночной дьяволицей. Я даже прослезилась тогда.
На десять лет расставались мы с друзьями: обещали поддерживать связь, во что бы то ни стало не забывать друг друга и честь - путь, что показала асса Амит, найти еще друзей, следующих этим путем, и обязательно исполнить мечту, о которой кричали у костра - долететь до самого Солнца или ночных звезд. А потом, в предрассветный час, в небо устремилось почти пятьдесят пар крыльев, провожаемых в новый путь треском поленьев родного костра и голосами самых близких в мире друзей, которых мы уже тогда втихую называли своей настоящей семьей, большой, веселой и безумно любимой...

***
Я помню наше первое собрание после долгих лет... наконец, все снова вместе.
Мы собрались на закате подле костра: старые друзья и новые, обретенные совсем недавно знакомые. Кто-то должен был начать, сказать хоть что-то. Фаря меня вытолкнула тогда. Почему меня? - Не знаю. Я открыла рот, а потом просто задумалась. Я не знала, что им сказать. Вокруг костра молча сидели две сотни паладинов и вампиров от старцев до совсем недавно избравших свой путь. Я закрыла глаза - все, что я могла сделать; вспомнила длинное шелковое платье цвета утреннего неба, развевающуюся медь волос на ветру и сверкающую над бездонными глазами звезду - незнакомку, что была божественна и прекрасна как никто в мире... И...
-Не важно, кто мы: вампиры или паладины, а может даже демоны или ангелы, но небо у нас общее - просто одни любуются облаками днем, а другие звездами ночью. Мы прокляты кровью и плотью, вы же - верой и духом. И мы различны, словно день и ночь. Но есть одна "звезда" и она помнит нас такими, какими мы были до проклятия, смотрит на души внутри нас, а не печати, оставленные настоящим - асса Амит. И наши слезы, будь то похожая на святую воду горькая радость или же алая, как мак, теплая боль, - они одинаково ценны. Так же, как одинаково ценны наши жизни. Любая из них...

В помощь Братц